Saturday, 24/6/2017 | 1:48 UTC+2
ХОРОШИеНОВОСТИ

Ратификация Стамбульской конвенции усилит противодействие насилию над женщинами и домашнему насилию в Украине

Конвенция Совета Европы о предотвращении насилия над женщинами и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями (далее – Стамбульская конвенция) была открыта к подписанию 11 мая 2011 года в рамках 121-го заседания Комитета министров Совета Европы в Стамбуле (Турция). Указанная Конвенция создает всеохватывающие правовые рамки защиты женщин от всех форм насилия и направлена на предупреждение и ликвидацию этого явления, а также предусматривает международный механизм мониторинга имплементации ее положений на национальном уровне. Украина стала 17-м государством, присоединившимся к этому важному международно-правовому инструменту, подписав Стамбульскую конвенцию 7 ноября 2011 года.

По состоянию на 6 апреля 2015 года 16 стран-членов Совета Европы ратифицировали Стамбульскую конвенцию, тогда как еще 21 страна подписала ее. Украина пока не ратифицировала эту Конвенцию, хотя отечественные и международные эксперты утверждают, что сейчас она приобрела для нас особую актуальность.

В чем это проявляется, и какие изменения могут произойти в решении проблемы насилия над женщинами и домашнего насилия – об этом наш разговор с президентом Всеукраинской общественной организации «Розрада», исследователем Проекта Совета Европы «Предупреждение и борьба с насилием над женщинами и домашним насилием в Украине», кандидатом психологических наук Валентиной БОНДАРОВСКОЙ.

— Насколько актуальной для Украины остается проблема насилия над женщинами и домашнего насилия?

— К сожалению, эта проблема для нас актуальна. Занимаюсь ее изучением уже около 20 лет, постоянно общаюсь со специалистами, а также с жертвами домашнего насилия. Последние часто нуждаются в серьезной помощи социальных работников, юристов и психологов, общества в целом. Мы стараемся оказывать помощь тем, кто обратился, хотя знаем, что немало тех, кто подвергся домашней тирании, унижению и боли, не выносят свои трудности на люди. Тенденций к уменьшению позорного явления пока не наблюдается.

Наоборот, в связи с событиями на востоке Украины можем иметь обострение и так непростой ситуации. Вооруженный конфликт – это всегда насилие, его последствия скажутся, в частности, и на распространении домашнего насилия и насилия над женщинами.

— Что провоцирует насилие над женщинами и домашнее насилие — экономические, социальные проблемы или традиции, сложившиеся у нас в предыдущие годы?

— Психологи отмечают, что основным источником домашнего насилия являются стереотипы, усвоенные с детства. Если малыш видит проблемы в семье, то может принимать их как норму. Уже во взрослом возрасте, создавая собственную семью, человек переносит на нее эти псевдо стандарты.

Другой источник насилия – информационный. Специалисты бьют тревогу: мы тонем в негативной информации от СМИ, к тому же сегодня даже развлекательное кино содержит сцены жестокости и агрессии, формирующие у людей соответствующие модели поведения.

Конечно, обострения добавляют экономические и социальные проблемы. Например, мужчина теряет работу, и из-за переживаний накапливает злость, употребляет алкоголь, наркотики. А бывает и наоборот – у нас возрождается патриархальная модель семьи, мужчина тяжело работает, чтобы обеспечить семью как можно лучше, и доходит до эмоционального, психологического, физического истощения, что также сказывается на отношениях в семье.

То есть, источников, к сожалению, много.

— Кто сегодня занимается решением проблем насилия над женщинами и домашнего насилия в Украине, и насколько успешна их работа?

— В свое время этими вопросами активно занималось Министерство семьи, молодежи и спорта, сейчас – Министерство социальной политики Украины. Еще в 2008 году была инициирована Национальная кампания «Стоп насилию!». Она вводилась как бессрочная, хотя со временем ее активность несколько уменьшилась. В рамках этой кампании проходили интересные мероприятия, осуществлялась просветительская работа. Задействованы и другие правительственные структуры, например, Министерство внутренних дел.

В то же время ответственность медицинских учреждений не четко прописана на законодательном уровне. Они оказывают первую медицинскую помощь жертвам насилия, но на судебно-медицинскую экспертизу не направляют.

Огромная роль в этом деле отводится общественным организациям. Центры оказания помощи работают в различных городах, скажем, в Киеве – это наш негосударственный центр практической психологии «Розрада», во Львове – «Женские перспективы» и пр. Мы имеем уже подготовленные кадры, разработанные методики, коррекционные программы.

Беда в том, что вся эта работа в Украине проводится недостаточно целостно. Например, у нас не хватает приютов для жертв домашнего насилия. Считалось, что их можно открывать только как государственные, таким образом, ими серьезно не занимались. Поэтому, скажем, в Канаде таких приютов 531, а в Украине – 10 или 12. Сейчас открываются различные центры помощи и реабилитации для лиц, пострадавших от домашнего насилия, но необходимого порядка в этом также нет.

— Достаточно ли обеспечено на законодательном уровне решение проблемы насилия над женщинами и домашнего насилия? Приняты ли необходимые законы, существуют ли механизмы их реализации?

— Сразу скажу – недостаточно. Существует Закон Украины «О предупреждении насилия в семье», в котором даже отсутствует термин «домашнее насилие». Есть закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин», также отдельные разделы или положения в различных законах – «О милиции», «О социальных услугах», но ни один из этих законов не является достаточно эффективным для решения проблемы человека, подвергшегося насилию.

Можно услышать мнение о том, например, что закон «О социальных услугах» не работает, потому что в бюджете нет денег. Но ни одна, даже богатая, страна мира не считает, что госбюджет может взять на себя все социальные услуги. Они поддерживают негосударственные организации, особенно, профессиональные, делегируя им необходимые полномочия и снимая с себя очень много затрат. Я надеюсь, что мы в дальнейшем также будем применять подобные подходы, реализовывать реальное сотрудничество между государством и НГО.

— Украина задекларировала свое намерение войти в европейское сообщество, однако не спешит с ратификацией Стамбульской конвенции. Что мешает ей это сделать?

— Украина подписала Конвенцию в 2011 году, но она не была распространена, почти никто из тех, кто занимается этой проблемой, ее не читал. И лишь в конце 2013 года начал работать Проект Совета Европы «Предупреждение и борьба с насилием над женщинами и домашним насилием в Украине», который занимается вопросами ратификации Стамбульской конвенции. Пришли новые люди в Министерство социальной политики, которые начали этим серьезно интересоваться, заниматься, поддерживать, понимая такую необходимость ратификации Конвенции, что она принесет Украине, как к ней нужно подготовиться. Активизировалось наше сотрудничество с ними.

Сейчас процесс идет, к сожалению, медленнее, чем хотелось бы. Но часто это по объективным причинам. Например, сейчас нарабатываются вопросы новой региональной политики, децентрализации, местные органы власти будут сами решать, как работать в областях и городах. Мы также не должны выпускать эти вопросы из поля зрения, чтобы избежать недоразумений или хаоса при отработке модели помощи жертвам насилия и наказания обидчиков.

— Какие принципиально важные позиции содержит Стамбульская конвенция, и что их реализация даст Украине?

— Стамбульская конвенция обуславливает необходимые законодательные изменения, которые нам очень нужны. Она призвана реализовать всеобъемлющую политику и мероприятия, чтобы защитить жертвы насилия над женщинами и домашнего насилия и оказать им помощь. А также обеспечить поддержку и содействие организациям и правоохранительным органам для внедрения комплексного подхода к ликвидации такого насилия.

Конвенция предусматривает 8 стандартов, которых необходимо придерживаться для проведения квалифицированной и эффективной работы по преодолению домашнего насилия.

Один из них – конфиденциальность. Такой должна быть вся информация о жертве насилия. Если человек приходит за помощью, то должен обсудить свои проблемы один на один, в соответствующих условиях. Лишь такое общение способствует установлению доверительных отношений, а значит – поиску приемлемых путей преодоления трудностей. К сожалению, в наших городах и поселках центры оказания помощи, социальные службы работают в неприспособленных помещениях, в которых одновременно находится много людей, доверительные отношения установить практически невозможно. Когда подбирали и оборудовали помещения, местные органы власти не проявили надлежащего внимания, чтобы сделать это соответствующим образом.

Другой стандарт – профессионализм. Мы финансируем социальные службы по остаточному принципу, поэтому они не имеют денег, чтобы нанять высокопрофессиональных психологов, социальных работников и юристов. Поэтому помощь часто не профессиональная и поспешная.

Важный стандарт — это доступ жертв насилия к услугам поддержки по всей стране. Представим ситуацию: пойдет ли сельская женщина в приют, который находится в райцентре? Нет, потому что не захочет огласки, не захочет, чтобы ее достал обидчик. Для нее было бы выходом выехать к знакомым или родственникам в другую местность и там пойти в приют. К сожалению, такой возможности пока нет. Не решен на сегодня и вопрос относительно сохранности имущества жертвы, находящейся вне дома. Обидчики могут им воспользоваться по своему усмотрению. Поэтому жертва и не отваживается оставить место проживания.

Еще один стандарт касается круглосуточной помощи. Бывают случаи, когда необходимо экстренное вмешательство психологов и пр. Пока что это также не удается стабильно наладить.

Хочу подчеркнуть, что соблюдение этих стандартов не требует больших финансовых затрат. Прежде всего, речь идет о наработке комплексного подхода к решению проблемы насилия над женщинами и домашнего насилия, координации усилий всех государственных структур и общественных объединений, занимающихся этими вопросами. Неукоснительное исполнение этих норм меняет наше сознание, отношение общества к упомянутой проблеме, обеспечивает успех ее решения.

— Поспособствуют ли сегодняшние военные действия на востоке Украины ратификации ею Стамбульской конвенции?

— Ученые утверждают, что 30% людей, принимавших участие в военных действиях или находившихся на территории, где они проходили, поражены посттравматическим стрессовым расстройством. Одно из его проявлений – немотивированная агрессия. Обычно она направлена на близких людей, на женщин, детей. Сегодня нам угрожает именно такой большой всплеск насилия в семье. И мы должны быть готовы противостоять ему, этим нельзя пренебрегать, на этом нельзя экономить. Ратификация Стамбульской конвенции и реализация ее норм должна помочь нам преодолеть негативные явления, которые мешают помогать жертвам насилия, и внедрять программы для обидчиков.

— Как могут посодействовать международные организации, в том числе, и донорские, в ратификации Украиной Стамбульской конвенции?

— Международная помощь Украине в этом вопросе оказывается достаточно активная. Я уже упоминала Проект Совета Европы «Предотвращение и борьба с насилием против женщин и домашним насилием в Украине», который финансируется шведским Агентством по международному развитию (SIDA). Он призван помочь привести украинское законодательство в соответствие с требованиями Стамбульской конвенции. Проектом уже подготовлен основательный аналитический отчет по этому поводу, экспертные предложения о необходимых законодательных изменениях. Есть и другая международная помощь в этой нашей работе. И должна сказать, что ратификация Стамбульской конвенции посодействует ее расширению, практическому сотрудничеству.

— Как ратификация Стамбульской конвенции скажется на дальнейшем развитии отечественного законодательства по вопросам борьбы с насилием над женщинами и домашним насилием и его гармонизации с европейским?

— Ратификация Стамбульской конвенции как раз и будет предусматривать гармонизацию соответствующего украинского законодательства с европейским. Нас ждет большая работа, ведь необходимо внести изменения и дополнения в 6 кодексов и более чем 10 законов. Среди них – Уголовный кодекс Украины, Уголовный процессуальный кодекс Украины, Кодекс Украины об административных нарушениях, Семейный кодекс Украины, Закон Украины «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» и пр. Что касается Закона Украины «О предупреждении насилия в семье», то сейчас готовится его новая редакция – проект закона «О предупреждении и противодействии домашнему насилию».

Важно не только внести изменения в законы, но и предусмотреть механизмы их реализации. Необходимо улучшить уровень осведомленности о насилии над женщинами и домашнем насилии среди органов правопорядка, здравоохранения, работников суда, других специалистов. А также – в целом среди рядовых граждан, которые должны и противостоять проявлениям такого насилия, и помочь его жертвам в случае необходимости.

Ярослав ТРИПОЛЬСКИЙ,

Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Мнение эксперта

Элла ЛАМАХ, председатель общественной организации – Центр «Развитие демократии»

— В статье сделан акцент на необходимости скорейшей ратификации Украиной Стамбульской конвенции. Ни Верховная Рада Украины, ни Кабинет Министров Украины не должны медлить с этим процессом. Во время вооруженных конфликтов подобное действие является необходимым.

В большинстве страны Европейского союза ратифицировали Стамбульскую конвенцию для оказания эффективной помощи жертвам насилия и наказания обидчиков.

Во всех демократических странах помощь жертвам насилия и работа с обидчикам происходит благодаря плодотворному сотрудничеству с общественными организациями, которые взяли на себя оказание сервисных услуг жертвам насилия и работу с обидчиками. В Украине так же общественные организации объединились для ускорения ратификации Конвенции и адаптации украинского законодательства к международным нормам и показали свою способность эффективно реализовывать программы по противодействию насилию и сотрудничать с правительством для усовершенствования действующего законодательства. Они создали неформальное объединение «Общественная сеть в поддержку ратификации Стамбульской конвенции» и Адвокационную стратегию с целью ратификации Украиной Конвенции Совета Европы по предупреждению насилия над женщинами и домашнего насилия и борьбы с этими явлениями.

Адвокационная стратегия была подготовлена 15 октября 2014 года. Для ее реализации разработан План действий. Они, в частности, предусматривают:

  • информирование общества относительно необходимости ратификации Конвенции и распространение знаний о ее цели и содержании;
  • поддержку национальных институционных механизмов противодействия насилию с целью ратификации Конвенции и ее дальнейшей имплементации;
  • воздействие на субъектов законодательной инициативы с целью разработки изменений к нормативно-правовым документам;
  • мониторинг осуществленных украинским государством действий для ратификации Конвенции.

Таким образом, гражданское общество прилагает все силы для ратификации Стамбульской конвенции Украиной.

Об авторе

Оптимист и любитель спорта, повар вкусных новостей.

Популярная новость

Новость к чаю

Реклама