Monday, 20/8/2018 | 10:25 UTC+2
ХОРОШИеНОВОСТИ

Татьяна Бривко: На агростраховом рынке пора наводить порядок

Татьяна Бривко

Агростраховой рынок сегодня переживает глубокий кризис. Работа Агрострахового пула парализована, объемы агрострахования незначительные, принятый в 2012 году закон «Об особенностях страхования сельскохозяйственной продукции с государственной поддержкой» нуждается в срочном обновлении. Но и это еще не все. Украине предстоит реформировать систему агрострахования, а иначе нынешние успехи, достигнутые сельхозпроизводителями, в скором будущем будут сведены на нет. В этом убеждена вице-президент Национальной ассоциации сельскохозяйственных дорадчих служб Украины Татьяна БРИВКО.

– Почувствовали ли сельхозпроизводители хотя бы какую-то пользу от двухлетней работы Агрострахового пула?

– По моим наблюдениям, сельхозпроизводители даже не заметили существование Пула. Но это не значит, что он ничего не делал. Пул попытался заявить о себе. Это было в 2012 году, когда еще были деньги на субсидированное агрострахование. Однако проблема состояла в том, что скоро их не стало. Ими успели воспользоваться лишь отдельные сельхозпроизводители.

В законе «Об особенностях страхования сельскохозяйственной продукции с государственной поддержкой» Пулу отводилась особая роль. Он должен был поддерживать субсидированное агрострахование. Но бюджетные деньги на эти цели не выделялись ни в прошлом году, ни в нынешнем. И как следствие, необходимость в Пуле отпала.

– Пул создавался в интересах не только государства, страховщиков, но и сельхозпроизводителей. И даже в первую очередь – сельхозпроизводителей. По крайней мере, так раньше декларировалось. Получается, что Пул не справился с выполнением поставленной задачи?

– Я бы не была столь категоричной по отношению к Пулу. В нем все было подогнано под субсидированное агрострахование. Даже те же стандартные продукты, которые им продвигались на рынке. Это касается и процедуры андеррайтинга. Потому что осмотры полей в рамках деятельности Пула производились под субсидированное агрострахование.

И как только государство отказало в деньгах на субсидированное агрострахование, Пул сразу это почувствовал. Его активность существенно уменьшилась, а со временем и вовсе свелась к нулю. И практика это подтверждает. Согласно данным генерального директора Агрострахового пула Василия Назаренко, во втором полугодии 2014 года страховые компании Пула не страховали посевы.

Поэтому Пул объективно не мог выполнить задачи, которые ему определялись.

– Но если Пул не способен работать при отсутствии субсидированного агрострахования, то почему за все время своего существования он не проллобировал его интересы?

– Здесь я с вами соглашусь – в этом вопросе Пул вел себя совершенно пассивно. И это при всем том, что лоббирование субсидирования должно было стать одним из важнейших направлений его деятельности. Тем самым Пул, если хотите, загнал себя в тупик. Как это не печально звучит, но это так.

– Только ли дело в пассивности Пула?

– Есть еще один важный момент. В Пул входит лишь 4 страховые компании. Причем далеко не все они хорошо известны рынку. И это сыграло свою отрицательную роль. Одно дело, когда интересы субсидированного агрострахования продвигает объединение, состоящее из серьезных игроков, и совсем другое, когда этим занимается малочисленный по составу клуб по интересам, половина участников которого нуждаются в дополнительных рекомендациях. Скажите, кто станет прислушиваться к их мнению?

– Насколько важным для сельхозпроизводителей и в целом для всего агрострахования является субсидированное страхование?

– Фактически в странах, которые имеют рисковое земледелие, страхование с государственной поддержкой является двигателем рынка. На субсидированное агрострахование не просто выделяются деньги, а создается целый ряд условий. Например, создаются качественные страховые продукты, стандартизируются процедуры, сопровождающие страхование от осмотра посевов до урегулирования убытков. И все это влияет на улучшение качества страхования. Это то, в чем очень заинтересованы сельхозпроизводители.

Так могло сложиться и в Украине. У нас тоже есть зоны с рисковым земледелием. Например, причерноморские области. Там что ни год, то засуха: редко когда бывают дожди.

На страховом рынке, кстати, есть утвержденный Нацкомфинуслуг хороший набор стандартных страховых продуктов. Они касаются как озимых культур – пшеницы, ячменя, ржи, тритикале, рапса, так и яровых – пшеницы, ячменя, подсолнечника, сахарной свеклы. Эти страховые продукты разработали специалисты Проекта Международной финансовой корпорации (IFC, Группа Всемирного банка) «Развитие агрострахования в Украине». Впоследствии к этой работе подключился Пул.

Все без исключения специалисты признают – стандартные страховые продукты отвечают самым высоким требованиям, но их применение дорого обходится сельхозпроизводителям. Оно предполагает субсидированное агрострахование, а поскольку его не стало, то и спрос на стандартные страховые продукты пошел на убыль.

– Кто больше всего нуждается в субсидированном агростраховании?

– Малые и средние сельхозпроизводители. Они являются наиболее уязвимыми в рыночных условиях ведения бизнеса. А особенно малые фермерские хозяйства, у которых небольшие участки земли площадью 50-300 гектаров. Чем меньше хозяйство, тем меньше оно выращивает сельхозкультур. Поэтому потери урожая одной культуры из-за града, засухи или по другой причине могут привести к потере всего бизнеса.

Хорошим выходом из ситуации для таких хозяйств было бы страхование будущего урожая, но качественные страховые продукты дороги. Поэтому снижение стоимости страхования с помощью государственных субсидий – важный элемент экономической безопасности малых и средних сельхозпроизводителей.

Кто-то пытается отмахнуться от малых и средних сельхозпроизводителей – мол, не они делают погоду в сельском хозяйстве, но это не совсем так. Дело не только в том, что эта крестьянская категория вносит весомую лепту в обеспечение продовольственной безопасности страны. Агрохолдинги больше сориентированы на позиции, которые они занимают на мировых рынках, а значит, на получение больших объемов продукции при минимальной себестоимости, для них важна высокая производительность труда за счет оптимизации трудовых ресурсов. Фермеры же, которые живут и работают на территориях своих сельских общин, чаще принимают участие в решении социальных проблем, с которыми сталкиваются их односельчане. А сельское хозяйство, как известно, функционирует там, где живет село. Как только крестьяне начинают уезжать с насиженных мест, поля зарастают бурьяном.

– Как субсидированное страхование сказывается на объемах страхования?

– Украина имеет небольшую практику субсидированного агрострахования. Этот вид страхования у нас действовал на протяжении 2005-2008 годов. Тем не менее, именно в этот период уровень страхования в нашей стране был самым высоким – он составил порядка 8%.

В некоторых странах на субсидированное страхование приходится 70- 90% всего рынка агрострахования. В частности, это наблюдается в Канаде, США, Испании.

Сегодня повышенный интерес вызывает турецкое агрострахование. Мы понимаем, что собой представляет сельхозпроизводитель Турции. С нашей точки зрения, это даже не малый – мелкий бизнес. Это то, что у нас называется личным подсобным хозяйством. И этот мелкий бизнес может полноценно участвовать в государственных программах страхования.

А у нас на малых и средних сельхозпроизводителей страховщики даже смотреть не хотят. Они заинтересованы страховать сельхозугодия, которые исчисляются даже не сотнями – тысячами гектаров. Поэтому и «пасут» не фермеров и хозяев личных крестьянских хозяйств, а собственников и управляющих агрохолдингов.

– Чем субсидированное агрострахование привлекает сельхозпроизводителей?

– За рубежом сельхозпроизводитель платит страховщику за его услуги не полный страховой платеж, а только его часть, чаще всего 50%. А оставшаяся часть припадает на государство, которое платит субсидию напрямую страховщикам.

Это удобно и сельхозпроизводителям, и страховщикам, и самому государству, потому что в такой схеме нет места коррупционным действиям.

Есть страны, которые берут на себя до 90% страховой премии. В любом случае, сельхозпроизводитель получает доступный по цене и одновременно качественный страховой продукт.

Когда Украина может возродить субсидированное агрострахование?

– В Коалиционном соглашении, которое подписали партии парламентского большинства, сказано, что это может произойти в 2016 году. Но на самом деле ничто не мешает государству вернуться к субсидированию страхования уже в 2015 году.

– Как вы объясняете тот факт, что Пул потерял доступ к форвардным контрактам?

– Пул попытался работать на рынке форвардных контрактов после того, как лишился субсидированного агрострахования. Должно быть, он искал способы для самовыживания. Но он просчитался в одном – на законодательном уровне ему не были даны полномочия управлять этим рынком.

К тому же на этом рынке, как я это понимаю, действовали не четко прописанные правила поведения, а определенные договоренности. И если это действительно так, то Пул с самого начала был обречен. При наличии таких непрозрачных схем отношений всегда появляются новые договоренности, а с ними и новые игроки. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Пул со временем лишился форвардных контрактов.

– Сейчас, когда встал вопрос о будущем Пула, снова звучат заявления о том, что он должен, в первую очередь, удовлетворять интересы сельхозпроизводителей. Это что, очередной популизм или действительно серьезное намерение? Что в последнее время изменилось в стране, чтобы верить таким заявлениям?

– Прежде всего, изменилась ситуация в экономике страны – сельское хозяйство вышло на лидерские позиции. Мы уже больше полагаемся не столько на экспорт металла или продукции химической промышленности, сколько на экспорт зерна, растительного масла, фруктов, овощей, молока, мяса.

К слову сказать, по чистому экспорту зерновых мы уже вышли на второе место в мире. По этому показателю уступаем только США. По производству подсолнечного масла нам нет равных в мире.

С каждым годом объем произведенной в Украине сельхозпродукции растет на 6-8%. Это очень высокий показатель. В этом году мы снова собрали более 60 млн. тонн зерна. И это несмотря на незаконную аннексию Крыма, военные действия на юге-востоке страны.

Евросоюз открыл нам свои рынки и убедился, что наша сельхозпродукция по качеству ничем не уступает зарубежной, а во многих случаях даже превосходит ее. АПК превратился в основную валютодобывающую отрасль страны.

Но все это сегодняшний день, а что будет завтра? Вот о чем мы должны сейчас думать. Не нужно долго искать ответ на поставленный вопрос. Он лежит на поверхности. В развитых странах уже давно поняли – устойчивому развитию сельского хозяйства может поспособствовать агрострахование. Самое меньшее, что оно может сделать в кризисной ситуации, – это спасти аграрный бизнес, особенно малый и средний, хотя уже это стоит немало. Самое большее, что оно может сделать, – обеспечить всем нам продовольственную безопасность, пополнить госбюджет вырученной за рубежом валютой, привлечь в страну новые инвестиции и тем самым поспособствовать стабилизации национальной экономики.

Не случайно в развитых в аграрном отношении странах уровень агрострахования превышает 60%. В частности, это касается США и Канады, а на Кипре достигнут максимальный уровень – здесь страхуется 100% сельхозугодий.

Мы в этом отношении явно проигрываем перечисленным странам. Наш уровень агрострахования не превышает 5%. Поэтому нам следует заимствовать подходы к агрострахованию, которые демонстрируются за рубежом.

– Сегодня остро дискутируется вопрос о том, что делать с Пулом. Одни эксперты выступают за эволюционный подход. Они уверяют – действующая структура имеет право на жизнь, но ее надо слегка подправить. Другие настроены решительнее и поэтому утверждают Пул нужно существенно реформировать. Он должен иметь другую структуру, другие задачи, функции и многое чего другого. Третьи считают нужным на месте нынешнего Пула создать новое объединение страховщиков. Что вы думаете по этому поводу?

– Моя точка зрения – мы должны максимально воспользоваться теми инструментами и теми наработками, которые уже есть.

Я считаю, что Пул имеет достаточно неплохие инструменты, у него есть хорошие наработки, в том числе те, которые были переданы специалистами Проекта IFC «Развитие агрострахования в Украине». В то же время, к Пулу накопилась масса вопросов, например, связанных с солидарной ответственностью, которая отталкивала многих страховщиков. Проще говоря, я за сохранение Пула, но при одном условии – его нужно реформировать, сделать открытым и прозрачным для всех страховщиков, расширить членство, пересмотреть уставные документы.

– Реформированный Пул призван навести порядок только в той части агрострахования, которая осуществляется при государственной финансовой поддержке, или в агростраховании в целом? По какому принципу будет формироваться его состав?

– В советские времена существовали передовые колхозы, которые были флагманами сельского хозяйства. Некоторые из них умудрялись становиться даже миллионерами. Поэтому туда всегда направляли зарубежные делегации, мол, смотрите, как мы успешно работаем.

Но были и колхозы, которые по уши погрязли в долгах. Урожаи такие, что даже стыдно было о них говорить. И таких хозяйств было намного больше, чем передовиков.

Предполагалось, что передовики вытянут на себе все сельское хозяйство. А еще, что отстающие колхозы к ним подтянутся. Главное, чтобы был пример, достойный подражания.

Увы, этим надеждам не суждено было сбыться – передовики так и остались передовиками, а отстающие продолжали плестись в хвосте, пока тех и других не расформировали, а землю раздали крестьянам.

Подобная ситуация складывается сейчас в агростраховании. Кое-кто пытается подойти к решению насущных вопросов с советской меркой. Мол, Пул возьмет на себя ту часть рынка, в которой будут действовать государственные субсидии, внедрит стандартные страховые продукты, установит цивилизованные правила игры и всем будет хорошо.

А в добровольном страховании все будет, как в отстающих колхозах: каждый страховщик будет работать, как ему вздумается, предлагать сельхозпроизводителям страховые продукты, которые сам и разработает. А как страховщики их умеют разрабатывать и чьи интересы в них закладывать, мы хорошо знаем.

И почему-то сторонники такого «колхозного» подхода в агростраховании думают, что агрострахование, осуществляемое при государственной финансовой поддержке, затем вытянет добровольное агрострахование, сделает его более цивилизованным. Уверена, из этого ничего не получится. Поэтому не нужно наступать на одни и те же грабли. Результат будет неизменным – мы снова получим синяки и шишки.

Мое мнение – Пул должен объединять не часть, а весь агростраховой рынок, в него должны входить не только «передовики капиталистического соревнования», а все страховые компании, получившие соответствующую лицензию.

Нельзя допускать, чтобы на одном и том же рынке действовали разные правила игры, которые понятны только тем, кто их устанавливает. Эти правила нужно унифицировать, и Пул должен заняться этим. Иначе страховщики и сельхозпроизводители и дальше будут говорить на разных языках.

– Реально ли реформировать Пул без реформирования системы агрострахования?

– Однозначно – нет. Любая экономика представляет собой часовой механизм, который не будет работать без заводного ключа. В одинаковой степени это касается и агрострахования, где роль заводного ключа отводится Пулу.

Если нет структуры, которая устанавливает «правила игры», анализирует текущую ситуацию, разрабатывает конкретные продукты и процедуры, то это отрицательно сказывается на всей системе агрострахования. Но если система в целом спроектирована неправильно, то какой бы прекрасный Пул мы не создали, он не сможет нормально функционировать.

Берясь за реформирование Пула, мы должны одновременно позаботиться и об обновлении всей системы агрострахования. Иначе конечной цели не добьемся. А она состоит в том, чтобы поспособствовать устойчивому развитию отечественного АПК.

Для этого, прежде всего, нужно разработать Концепцию развития агрострахования. Это неправильно, что в свое время мы взялись за создание агростраховой системы при отсутствии такого документа.

Концепция должна стать тем комплексным планом, который определит создаваемую в Украине модель агрострахования и роль Пула в ней.

Концепция должна предложить рынку агрострахования стратегию его развития. Это важно для того, чтобы видеть перспективу, а не жить одним днем.

Как только мы выйдем на этот уровень, наша общая работа упорядочится. Будут приниматься не только точечные решения, которые необходимы для решения текущих вопросов, но и такие, которые будут определять пути развития рынка на многие годы вперед.

Парадокс в том, что агрострахование в нашей стране до сих пор развивается хаотично. Потому что отсутствует Концепция. А когда нет плана, то нет и порядка. Это то, что в итоге мы и получили.

Концепция должна стать основой для формирования нового агрострахового законодательства. Тогда законы будут работать на рынок, в интересах всех его участников. Они будут именно работать, а не существовать номинально.

У нас есть все компоненты для полноценного функционирования агростраховой системы. Есть агростраховое законодательство, хороший набор стандартных страховых продуктов, система сертификации аварийных комиссаров, Агростраховой пул. Но все это существует номинально. А надо, чтобы все это работало и приносило пользу всем – и государству, и страховщикам, и сельхозпроизводителям.

Ярослав ТРИПОЛЬСКИЙ,

Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Популярная новость

Новость к чаю