Friday, 25/9/2020 | 10:49 UTC+2
ХОРОШИеНОВОСТИ

Телеведущего Руслана Сеничкина будят 5 будильников, а не любимая жена

Чтобы пообщаться со звездой телеэкрана – ведущим утреннего шоу “Сніданок з 1+1” Русланом Сеничкимным – нужно рано встать. Но оно того стоит: телеведущий пока холостяк.

Героически нарушив свой “совиный” график, корреспондент заводит будильник на начало пятого и настраивается на ранний подъем – вместе с командой “сніданковцев” я хочу прожить их обычное рабочее утро длиной в три часа. А заодно понаблюдать, как эта сплоченная команда из 30 человек занимается информационным взбадриванием многотысячной аудитории сонных и жаждущих глотка благих вестей телезрителей.

На моих часах – 6.00 утра. На втором этаже киевского телецентра, где поселилась съемочная студия “Сніданка” (канал “1+1”), монотонно бубнит телевизор, и кроме оператора, любезно запустившего меня внутрь, нет ни одной живой души. Но через пять минут жизнь в офисе закипает – один за другим со стаканчиками кофе появляются в дверях администраторы, главный оператор, гример с костюмером, инженеры аппаратной, выпускающий режиссер.

Вихрем залетает в студию Руслан Сеничкин и с ходу начинает раздавать ценные указания полудрыхнущим коллегам: “Что за спящие тут расселись?! Одну чашечку кофе заливаете внутрь себя, следующую – на себя!”.

Распевая во весь голос песню Елки “На большом воздушном шаре”, Руслан идет переодеваться, а после фэшн-преображения плюхается на стульчик в гримерной. Пока визажист колдует над его лицом и натирает руки Сеничкина питательным кремом, ведущий внимательно изучает сценарий сегодняшней программы и пролистывает новости на своем планшете.

– Что нам сегодня боженька послал? – обращается Руся к человеку с корзинкой.

– Костер будем раздувать, собирать пасхальную корзинку и учить тебя на лестничной площадке делать выпады!.

Сеничкин покорно кивает головой и обещает рассказать мне подноготную своей нелегкой профессии после эфира – даже во время пауз он будет занят в аппаратной. До прямого включения остается минуты две, и ведущий, галопируя по комнате, орет во всю глотку: “Караул! Очки-очки! Где мои очки?”. Очки находятся, Руслан издает победный вопль и заныривает в съемочный павильон.

Дальше все идет гладко, четко и по плану. На гостевом диванчике ведущего появляется “воинственная амазонка” Руслана, презентующая новый клип “Давай грай”, следом за ней к Сеничкину на чашечку кофе подсаживается сексапильная Светлана Лобода с рассказом о дочке и защитница животных принцесса Майя фон Гогенцоллерн.

190 эфирных минут “Сніданка” пролетели, как один миг. “Ну что, проснулась под конец передачи?” – хихикает, глядя на мои сонные глаза, энерджайзер-Сеничкин, и приглашает присесть в укромный уголок. За нашими спинами – муляж скелета. Руслан радушно знакомит меня с костяшками: “Это наш Федя! Или я в будущем. Однозначно, таким я буду увольняться с этой программы”.

– Да ты не успеешь уволиться! – наш разговор подслушивает продюсер Юлия Жмакина.

– Вот такой дурдом у нас каждый божий день! – бросает проходящий мимо главный оператор, и Руслан становится сама серьезность.

В ходе беседы с телеведущим вывожу правила жизни по-сеничковски:

– Для утреннего зрителя мы – “радио”. Нас почти не смотрят, нас слушают! Высший пилотаж – какой-то информацией отвлечь народ от утренних дел и заставить застыть перед экраном хоть на минутку.

– Пару раз я настолько не высыпался перед эфиром, что выполнял функцию “говорящей головы”. Каюсь. В то же время я не обременяю своими заботами окружающих – однажды мне надо было похоронить родного человека, а у меня – эфир. Никому об этом не сказал – никому не нужны мои проблемы. Ты не имеешь права прийти грустным, “кволым”, заплывшим.

– Я многим не нравлюсь, меня считают “мельтешащим, некрасивым и “нэдолугым”, и за три сезона “Сніданка” я ужасно примелькался зрителю. Это кошмар, каждое утро просыпаться с одним и тем же человеком! Вот так распадаются семьи, а мы не хотели, чтобы “распались” наши зрители, и пригласили в соведущие ко мне Лешу Нагрудного. Я бы уже ласты без него склеил – даже перепонки начали покрываться клеем “Момент”, я начал болеть, хандрить, паниковать, меня настигла фрустрация и невроз. Организм стал требовать “кино-шмино”, путешествий и встреч с друзьями.

– Хотите забраться в мою кровать? Да там шипы и кактусы растут. Мне снятся райские сны, которые предательски улетучиваются с трезвоном пяти будильников. Когда звонит первый, я понимаю, что НЕНАВИЖУ свою работу и сегодня же напишу заявление об уходе! Встаю, выпиваю стакан воды. Никакого завтрака. Никакого кормления домашних животных – издохли бы с таким хозяином! Хотя в детстве на моем балконе жили утки. Из любимых маминых простыней я стелил им гнездо, и они даже яйца несли.

– Каждое утро я настраиваю артикуляционный аппарат. Подвожу язык к нёбу, кончиком языка массирую его. Крайне важно размять уздечку под языком. Слава богу, в газете этого не покажешь!

– В эфире меня и хорьки кусали, и удавы сжимали шею. Мало кому это рассказывал, но я страдаю постэфирным синдромом, даже вывел для себя диагноз – “на меня напал пэс”. Я тогда не могу ни с кем по полчаса после эфира разговаривать – трясет дико.

– Настоящая катастрофа – расчихаться во время прямого эфира (я сегодня до потемнения в глазах сдерживался!) или “словить” приступ икоты. Или, как в моем самом страшном сне, – открыть рот и не смочь вымолвить ни слова!

– С икотой нужно бороться так: становишься в позу льва (в простонародье – на карачки), высовываешь как можно дальше язык и стараешься им достать до подбородка. Или пить воду в этой же позе. Это мне не доставляет никакого удовольствия, но чего не сделаешь ради своего спасения!

– Я пробовал по-разному проводить свой день после эфира. Например, не спал – и это было неправильное решение, чувствовал себя измотанным, как тряпка. Выбрал для себя другой вариант: приезжаю домой и сплю до пяти вечера, а потом – гуляй душа. Встречи с друзьями, готовка. А девушки у меня пока нет. Кстати, терпеть не могу топ-модельные стандарты внешности, мой любимый типаж – пышечки.

Популярная новость

Новость к чаю