ХОРОШИеНОВОСТИ

Украина окончательно определилась с ратификацией Стамбульской конвенции

Украина планирует ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предотвращении насилия над женщинами и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями (Стамбульскую конвенцию) во ІІ квартале 2016 года. Такое решение приняла Верховная Рада Украины. И это воспринимается как консолидированное решение не только народных депутатов, правительственных структур, но и в значительной степени – представителей общественных объединений, которые занимаются этим вопросом. Содействие процессу ратификации Стамбульской конвенции обеспечивает Проект Совета Европы «Предотвращение и борьба с насилием над женщинами и домашним насилием в Украине», финансируемый шведским правительством.

О важности Стамбульской конвенции, ее особенностях и о готовности нашей страны к ратификации и дальнейшей имплементации этого международно-правового документа говорим с руководителем этого Проекта Анной ХРИСТОВОЙ.

— Как бы вы определили готовность Украины к ратификации Стамбульской конвенции?

— Выбор Украины относительно поддержки Стамбульской конвенции был сделан еще в 2011 году, когда Конвенция была подписана. Во многом это произошло благодаря позиции общественного сектора, согласованному взаимодействию между лидерами женского общественного движения, между правозащитными организациями. Еще с 90-х годов все они активно занимались вопросами противодействия таким позорным явлениям, как насилие в семье, жестокое обращение с детьми, а также насилие над женщинами. Кстати, именно благодаря слаженной деятельности общественного сектора в 2001 году состоялось принятие Закона Украины «О предупреждении насилия в семье». Подписание Стамбульской конвенции стало следующим логичным шагом для Украины, теперь следует усиливать партнерские отношения между государством и общественным сектором для ее ратификации.

— Насколько Украине важно ратифицировать Стамбульскую конвенцию?

— Давайте говорить о тех стандартах, которые закрепляет Конвенция, и соответствующих обязанностях, которые она возлагает на государство. Каждое государство будет реализовывать эти стандарты с учетом внутренних факторов и условий, в которых существует, и будет иметь определенную свободу усмотрения относительно средств выполнения соответствующих обязательств по Конвенции. Поэтому имплементация Конвенции, конечно, во многом будет иметь национальный характер. Но ее ценность в том, что, в отличие от многих предыдущих международно-правовых документов, которые преимущественно содержали декларации и стремления, Стамбульская конвенция определяет основоположные принципы и подходы к вопросу домашнего насилия и насилия над женщинами, а также предлагает четкие и понятные инструменты, чтобы предупреждать и противодействовать такому насилию.

Конвенция отстаивает несколько очень важных моментов. Во-первых, насилие над женщинами и домашнее насилие признаются нарушением прав человека. Это показывает уровень значимости этой проблемы для общества, а также определяет характер обязанностей государства. Ведь государство обязано не только воздерживаться от нарушений прав человека, но и предупреждать посягательства на них со стороны частных лиц и обеспечивать эффективную защиту потерпевших. То есть, речь идет о выполнении государством своих положительных обязательств в сфере прав человека. Далее. Конвенция указывает на то, что домашнее насилие и насилие над женщинами является проявлением дискриминации по гендерному признаку. От домашнего насилия преимущественно страдают женщины. Хотя сама Конвенция отмечает, что от него могут страдать и мужчины. В таком случае, согласно Конвенции, они также могут требовать защиты.

И третий важный подход. Конвенция отмечает, что все дела относительно случаев домашнего насилия и насилия над женщинами, которые рассматривает государство, должны учитывать гендерный фактор, гендерную составляющую. И государство должно относиться к каждому такому случаю, исходя из принципа «due diligence», то есть, принципа «надлежащего внимания».

— Какие инструменты внедрения такой политики предусматривает Стамбульская конвенция?

— Конвенция построена по принципу «четырех пи». Это первые буквы англоязычных слов, которые эти принципы определяют. Прежде всего, «prevention», то есть, профилактика, предупреждение.

Второе «пи» — это «protection», то есть, защита, предоставляемая жертвам и свидетелям домашнего насилия. Если свидетелями стали дети, они также считаются жертвами, даже если насилие не было направлено против них непосредственно.

Третье – это «prosecution», то есть, уголовное преследование и надлежащее наказание лиц, совершивших насилие над женщинами или домашнее насилие.

Четвертое «пи» — «comprehensive politicies», то есть, «всеобъемлющая политика». Это комплексные, скоординированные и слаженные действия соответствующих государственных органов и институций, а также общественного сектора, объединяющие усилия для предотвращения насилия или для эффективной защиты от него.

Реализация первого принципа предусматривает формирование в обществе нетерпимого отношения к любым случаям домашнего насилия, насилия над женщинами. Необходимо повышать знания по этой проблематике у разных социальных и возрастных групп, готовить специалистов, которые непосредственно будут работать с жертвами домашнего насилия, сексуального насилия, других форм насилия над женщинами.

Отдельная составляющая – это программы для обидчиков. Речь идет о психологической коррекции их поведения, а иногда и о помощи тем лицам, которые сами не способны преодолеть определенные психологические недостатки, побуждающие их к совершению насильственных действий.

Следует отметить, что в работе по предотвращению домашнего насилия и насилия над женщинами огромная роль отводится средствам массовой информации, общественному сектору.

Когда мы говорим о защите от насильственных действий, то жертва должна иметь возможность получить эффективную защиту со стороны правоохранительных органов, а также получить помощь и поддержку от социальных служб. Стамбульская конвенция говорит о двух ключевых инструментах защиты. Первый – это «срочное запрещающее предписание». Он предусматривает, что лицо, совершающее насилие, должно оставить место совместного проживания с жертвой и не контактировать с ней в течение недолгого срока, обычно до 10 суток. Это предписание, по опыту многих стран, выдается представителями полиции на основе оценки рисков, в том числе, риска летальности.

Затем может следовать судебное ограничивающее предписание, которое предусмотрит более суровые мероприятия – более длительный запрет на проживание в общем месте, обязательство снять препятствия в пользовании имуществом, ограничение обидчика в общении с ребенком и пр. Они направлены на решение конфликтной ситуации, провоцирующей домашнее насилие.

И наконец, невероятно эффективным инструментом защиты, на который указывает Конвенция, является предоставление приютов для жертв домашнего насилия и других форм насилия над женщинами.

— К слову сказать, кто должен этими приютами заниматься – государство или какие-то негосударственные структуры?

— Приют не стоит рассматривать лишь как место, где жертва насилия может переночевать несколько дней. Ведь для этого скорее есть приют для бездомных. А лица, пострадавшие от домашнего насилия и насилия над женщинами, требуют ответственной социальной защиты и поддержки, которые они могут получить в приюте.

Международный опыт свидетельствует, что общие социальные услуги предоставляются коммунальными, муниципальными структурами за счет государственного или местного бюджета. Но Стамбульская конвенция требует предоставления наряду с этим специальных услуг, предусматривающих мероприятия по реабилитации жертвы, содействие психолога, помощь юриста и пр. Такие услуги могут оказывать и профессиональные общественные организации, финансируемые не только при содействии благотворительных фондов, международных организаций, но и государством в порядке, скажем, социального заказа.

К специальным услугам может относиться и введение постоянно действующей «горячей линии» для лиц, подвергшихся домашнему насилию и разным формам насилия над женщинами.

— Возвращаясь к инструментам, предусмотренным Конвенцией, не стоит ли отметить, что самым действенным в случае противостояния насилию может быть наказание обидчиков?

— Что касается наказания, то Стамбульская конвенция предусматривает абсолютно четкий перечень тех составов преступления над женщинами или домашнего насилия, которые должны быть криминализованы. Но это ни в коем случае не означает, что Конвенция делает акцент именно на уголовно-правовой сфере. Ведь наказание обидчика – это лишь третий шаг после предупреждения и защиты. Однако Украина должна внести целый ряд изменений в Уголовный кодекс для того, чтобы соответствующие преступные деяния де-факто стали такими де-юре.

— Какую помощь в содействии Украине ратифицировать Стамбульскую конвенцию оказал Проект, который вы координируете?

— Проект «Предотвращение и борьба с насилием над женщинами и домашним насилием в Украине» реализуется Офисом Совета Европы в нашей стране и финансируется правительством Швеции. Ключевой акцент Проекта сосредоточен именно на содействии в ратификации и дальнейшей имплементации Стамбульской конвенции. Проект оказывает техническую помощь и экспертную поддержку государству на этом пути. Мы обеспечиваем организацию и проведение круглых столов, обсуждений, разработку и распространение юридических и других исследований, организационно поддерживаем деятельность рабочих групп, которые разрабатывают проекты изменений в законодательство в соответствии со Стамбульской конвенцией.

Кроме того, Проект сосредотачивается еще на нескольких важных компонентах. Это, в частности, усовершенствование системы сбора, обобщения и распространения данных о случаях домашнего насилия и насилия над женщинами. К сожалению, статистические данные по этому поводу, которые ныне собираются, не согласованы между собой и не дают общей картины, которая бы отвечала требованиям Стамбульской конвенции. В рамках Проекта создана рабочая группа, разрабатывающая рекомендации относительно приведения статистической отчетности в соответствие с требованиями Стамбульской конвенции.

И еще один важный компонент – это налаживание взаимодействия органов власти, правоохранительных структур и негосударственных организаций, занимающихся вопросами противодействия домашнему насилию, насилию над женщинами, на региональном уровне. С этой целью выбраны два пилотных региона – Львовская и Кировоградская области, где тщательно изучаются упомянутые проблемы, в частности, был проведен опрос жертв такого насилия, чтобы выяснить, с какими препятствиями они сталкиваются на пути получения помощи. Мы надеемся, что полученные результаты помогут подготовить рекомендации относительно того, как должно быть организовано межведомственное взаимодействие на местах. А также рассчитываем на то, что сможем предложить регионам наилучшие практики такой работы, основываясь на опыте разных стран.

— Что Украине следует еще сделать для ратификации Стамбульской конвенции и создания юридических предпосылок для ее успешной реализации?

— Эксперты Совета Европы в сотрудничестве с партнерами Проекта подготовили аналитический отчет относительно соответствия отдельных законов Украины требованиям Стамбульской конвенции. Официальная презентация этого документа состоялась 26 мая 2015 года. Его текст размещен на сайте Совета Европы в режиме общего доступа.

Этот отчет содержит анализ тех изменений, в которых нуждается Украина, и предлагает 79 рекомендаций. Они определяют ключевые проблемы, которые необходимо решить, чтобы соответствовать требованиям Стамбульской конвенции. Но то, каким образом эти рекомендации будут внедрены, это уже сфера ответственности именно Украины.

— Имеет ли Украина план относительно ратификации Стамбульской конвенции?

— Важно отметить, что Украина на сегодня определилась с перспективами ратификации Стамбульской конвенции и с конкретными датами, в которые это может состояться.

2 июня 2015 года Верховная Рада Украины приняла Постановление, которым утвердила план законодательного обеспечения реформ в Украине. И в пункте 111 этого Постановления отмечено, что Украина ставит себе целью ратифицировать Стамбульскую конвенцию во ІІ квартале 2016 года.

В этом документе также определены парламентские комитеты, отвечающие за подготовку к рассмотрению необходимых для этого законопроектов. Речь идет о Комитете по иностранным делам, Комитете по вопросам семьи, молодежной политики, спорта и туризма, а также Комитете по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений.

— Хотели бы вы в конце что-нибудь посоветовать представителям украинской власти и общественности, заинтересованным в ратификации Стамбульской конвенции?

— Второй квартал 2016 года выглядит очень обнадеживающей перспективой. Вместе с тем ее реализация требует проведения конкретных действий, направленных на подготовку субъектами законодательной инициативы (которыми могут быть Президент Украины или Кабинет Министров Украины) соответствующего проекта закона о ратификации Стамбульской конвенции и пакета сопровождающих документов. Мы бы хотели призвать украинское государство активизировать этот процесс, тем более, что уже сделаны существенные наработки в этой плоскости (в частности, Министерство социальной политики Украины уже финализирует проект закона «О предупреждении и противодействии домашнему насилию»). Внесение соответствующих законопроектов в парламент даст новый толчок к широкому публичному диалогу.

Я абсолютно уверена, что общими усилиями парламентариев, представителей правительства, экспертной среды Украина успешно выдержит этот тест на преданность европейским ценностям, ведь защита и безопасность каждого человека, как в публичной плоскости, так и в сфере семейных отношений, является безусловным приоритетом современного европейского государства.

Ярослав ТРИПОЛЬСКИЙ,

Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Об авторе

Оптимист и любитель спорта, повар вкусных новостей.

Написать комментарий

Ваш емейл публиковаться не будет *

Популярная новость

Новость к чаю

Реклама